Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:31 

Историческое событие: фанфикшн. Вторая часть

Клан_Учиха
Отжигай и властвуй.
Название: Шляпа
Автор: Клан Учиха
Бета: Клан Учиха
Персонажи: Итачи, Саске, Наруто, мельком другие
Жанр: повседневность, юмор
Рейтинг: G
Размер: мини (1562 слов)
Дисклеймер: отказаться от Итачи может только слепой
Историческое событие: АУ от резни клана Учиха

Дурацкая панама все норовила съехать на лоб, закрывая обзор. Под бело-красным балахоном было невероятно жарко — так, словно гуляя в Стране Песка, он зачем-то напялил меховую накидку. Украдкой вытирая взмокший лоб и жалея, что нельзя так же поступить с остальными частями тела, Итачи вновь отдал должное выдержке Третьего Хокаге.
Покойного Третьего Хокаге.
«И чего мне не сиделось в АНБУ», — с тоской подумал Учиха.

Его сандалии гулко стучали по каменному полу. Встреченные шиноби склонялись в глубоких поклонах. Со всех сторон к Итачи липли любопытные взгляды, и выдержать это не моргнув глазом было непросто — как будто идешь по людной площади, да не просто голым, а в красных стрингах. Впрочем, такое внимание было ожидаемо, всего-то неделя после переворота.

Переворот... Итачи подавил тоскливый вздох. Когда он вошел в кабинет и закрыл за собой дверь, то первым делом сорвал с головы чертову панаму. Плюхнувшись за свой рабочий стол, Учиха с тоской оглядел бумажную гору: еще вчера она была меньше. Поверх этой груды лежала газета, жирный шрифт заголовка бросился Итачи в глаза: «Жестокий убийца или жертва заговора? Тема номера: исповедь Орочимару». Он потянул было руку к газете, но тут в дверь после негромкого стука просунулась голова дежурного.
— Хокаге-сама, — произнес тот почтительно.
Итачи степенно кивнул — несмотря на то, что из-за этого титула ему до сих пор хотелось выпрыгнуть в окно.
— Прибыла делегация из Песка, — доложил шиноби.
Итачи нахмурил брови. Самую малость, но и этого хватило, чтобы дежурный затрепетал.
— Они ведь должны были прибыть завтра, — сказал Учиха.
Шиноби виновато развел руками.
— Ладно, — решил Итачи. — Проводите их в гостевой дом, не спускайте глаз, а вечером я их приму.
За дежурным закрылась дверь. Итачи потер было лоб, размышляя, есть ли в чересчур скором прибытии песчанников что-то, кроме неумения соблюдать сроки — возможно, зная о перевороте, они решили воспользоваться ситуацией и...

Дверь снова открылась, пропуская уже другого помощника.
— Хокаге-сама! Мы получили смету от строителей.
— Какую смету? — не понял Итачи. — Каких строителей?
— О, вам не сказали... Первая — это на ремонт главных ворот, — принялся перечислять шиноби, — вторая — на косметический ремонт вашего нового поместья, Хокаге-сама. А третья, самая большая, так это на возведение Вас — то есть, Вашего пресветлого лика, на монументе Хокаге, Итачи-сама.

«Аматерасу», — подумал Итачи, — «я совсем забыл про чертову скалу». По всему выходило, что избежать «возведения» на Монумент, излюбленную мишень деревенских голубей, нельзя было никак — традиции, да и родственнички, ослепленные возвращенным величием, сожрут с потрохами.
— Хорошо, — махнул он рукой, а про себя подумал, что как только на Монументе воссияет «пресветлый лик», Итачи-сама первым полезет разрисовывать его всякими непотребствами. Крылось в этой мысли слабое, но утешение.

А ведь из-за каких мелочей рушится целая жизнь... Еще неделю назад он был тайным агентом и собирался во имя Конохи перебить свой клан. Все было продумано, спланировано и должно было пройти как по нотам — если бы в судьбоносный день глупому маленькому Саске не вздумалось удрать с уроков, да не куда-нибудь, а в Лес Смерти. Пока сходивший с ума от волнения Итачи его отыскал, пока под благовидным предлогом запихнул в гости к кому-то из однокашников и, проклиная все на свете, помчался обратно в квартал Учиха, ситуация уже вышла из-под контроля. В Деревне началась суматоха.

У Хокаге-сама, как объяснил ему встреченный сослуживец из АНБУ, случился не то инфаркт, не то инсульт, не то и первое и второе разом. Но не успело тело Третьего остыть, как свои права на власть заявил — кто бы вы думали? — Данзо! «Наверняка этот мерзавец и подстроил приступ у Третьего», — кипя от гнева, сообщил сослуживец и прибавил, что к резиденции Хокаге уже стягиваются противники узурпатора во главе — с кем бы вы думали? — с Учихой Фугаку. Его, Итачи-сана, почтенным отцом.

Тут уже Итачи-сан схватился за голову. Великий план летел тенгу под хвост: уж кто-кто, а Итачи вполне представлял себе последствия прихода к власти Фугаку вместе с миролюбивой семейкой. Но дальнейшее и вовсе походило на дурной сон.

Пока Итачи собрал свой отряд, пока они добрались до осажденной резиденции, площадь под ней уже кипела и бурлила, как огромный котел. Данзо сшиб Фугаку каким-то странного вида дзюцу и уже собрался было сотворить новое, когда в схватку влез Итачи...
Итог получился весьма неожиданным для всех сторон: Учиха Фугаку составил Третьему компанию в путешествии на небеса, Данзо бросили гнить в тюрьме, а сам Итачи вместо клейма преступника и всеобщей ненависти получил репутацию героя Конохи, новый набор именных сюрикенов и шапку Хокаге под номером «пять». И спорный вопрос, кто отделался легче...

На этот раз постучали в окно.
— Разрешите обратиться, — доложил боец АНБУ из-под кошачьей маски. Покопавшись в памяти, Итачи опознал его как Тензо. — Хокаге-сама, нами захвачена подпольная база террористической организации! Там обнаружен большой склад томов истории Конохи, копии генеалогического древа кланов Сенджу и Учиха, коллекция портретов Первого Хокаге, кукла-вуду, изображающая его же, множество деревянных фигур непонятного назначения и огромная статуя — вероятно, предмет поклонения садомазохистского культа. В ходе проведения операции нами задержан неопознанный субъект. Субъект отказывается снимать странного вида плащ и оранжевую маску, ссылаясь на правила обращения с военнопленными, и требует встречи с Вами, утверждая, что его зовут Учиха Мадара. Ваши приказы, Хокаге-сама?

Ах да. Со всеми этими переворотами, страстями и титулами Итачи совершенно забыл про своего горе-союзника...
— Вы же понимаете, капитан, — невозмутимо произнес свежеиспеченный Хокаге, — что мой великий предок Учиха Мадара погиб почти сто лет назад, и этот субъект никак им быть не может? Похоже, мы имеем дело с прогрессирующим расстройством личности, усугубленным долгим пребыванием в обществе фанатиков — как вы сказали? — садомазохистского культа. Так что поместите его в изолятор для буйных, я потом разберусь.
— Слушаюсь, Хокаге-сама!
Не успел Тензо раствориться в воздухе, как дверь распахнулась.
— Ого, как тут круто, нии-сан! — с восхищением протянул Саске, входя в кабинет.
— Ты почему не в Академии? — морщась, начал было Итачи, но тут, отпихнув его младшего брата, в кабинет влетело нечто малорослое и белобрысое.
— Йоо-хо! — орал незнакомый мальчишка, бешеным вихрем носясь по комнате. — Я тоже стану Хокаге! Я вырасту и побью тебя! Я буду самым-самым великим Хокаге! У-у-чиха Итачи, выходи драться, ттебайо!!!

Глядя, как от прыжков мальчишки разлетаются листы со стола, и ощущая, что от воплей все сильнее закладывает уши, Итачи едва смог удержать нижнюю челюсть.
— Иди сюда, Саске, — поманил он младшего брата, и после дежурного щелбана спросил, оглядываясь на беснующегося мальчишку: — Это кто?
— Хм, — ответил Саске. Не успел Итачи задуматься, где младший мог подсмотреть эту мину надменного превосходства (не сам же он такой, в восемь-то лет!), братец, покосившись на буйствующий ураган, изрек: — Вот, увязался тут.
— Послушай меня, Саске, — произнес Итачи, намереваясь прочитать брату лекцию о вреде гордыни, но оборвал сам себя. — Ты что-то хотел?
— А! — вся напускная важность слетела с мальчика шелухой. — Мама. Сказала, это важно! Просила, чтобы ты сегодня пришел домой раньше. Будете обсуждать рака.
— Рака? — опешил Итачи.
Саске замотал головой.
— Брак, — выговорил он уже четче.
Глупому маленькому брату определенно нужно поработать над дикцией, взял себе на заметку старший Учиха, и... минуточку. Какой еще брак?!
— Какой еще брак?
— Ой, ну как же, — захохотал Саске, довольный эффектом. — Твой, нии-сан! И этой, как ее... тетеньки Изуми.
— Изуми-сан?! Но ей же лет пятьдесят, — выдохнул Итачи.
— Зато у нее денег много и рисовые колобки вкусные, — успокоил его Саске. — С тмином, сладкие такие! Она меня всегда угощает...

Продали, обреченно понял Итачи. За состояние, помощь в организации переворота и рисовые колобки. Вот она, благодарность любящей семейки. Ну, ничего, еще посмотрим...
— Хокаге-сама, — если дежурного и удивил бардак, царящий в кабинете, виду он не подал. — Вам пора, Хокаге-сама.
— Куда это? — с подозрением осведомился Итачи.
— Посещение арсенала, — принялся загибать пальцы дежурный, — возложение цветов к могилам Третьего и вашего отца, выступление перед студентами Академии, совещание у старейшин, заседание городского попечительского совета по правам собак и кошек. Потом — участие в телепрограмме, посвященной великому клану Учиха. Аудиенция представителям малых кланов Конохи, инспекция куриной фермы...
— Все, я понял, — оборвал бесконечный список Итачи, вставая. — Идем.
— Позволено мне будет осведомиться, подписал ли Хокаге-сама все документы?
Итачи едва не хлопнул себя по лбу, но теперь бумаги были разбросаны по всей комнате, и тратить время на их сбор он не собирался.
— Кто-нибудь, — сказал Учиха, устало оглядываясь, — отведите моего брата и... это в Академию. И приберите здесь все.
Покидая хаос кабинета (нет, это не бегство, сказал себе Итачи, вовсе нет), Учиха шагнул за дверь — и лучше бы он не выходил!
— Хокаге-сама! Хокаге-сама, дозвольте обратиться...
— Хокаге-сама, у нас крыша течет!
— Все украли, душегубы!..
— Женись на мне, Итачи-сама!..
- ...Нет, на мне! На мне, Итачи-сама!..
— Хокаге-сама, пара слов для нашей газеты!..
— ...Они опять подняли квартплату, Хокаге-сама!
— Права меньшинств! Свободные выборы!
— Хокаге-сама, так мы объявим войну Туману?!
— Хокаге-сама!..
- ...Хокаге-сама!!!

Это не позорное бегство, повторил Итачи, в красивом прыжке вылетая из окна, подальше от просителей, обожателей, подчиненных — всех тех, ради кого он едва не стал преступником, и ныне об этом «едва» начинал сожалеть. Просто нужно привыкнуть... как-нибудь.
Остановившись за углом, Итачи перевел дух. На глаза ему попался траурный плакат. С плаката на свежеиспеченного властителя Конохи строго смотрели Третий Хокаге, умнейший и добрейший из правителей, и его, Итачи, отец — герой, отдавший жизнь за свободу Деревни. Итачи сплюнул в сердцах. Знали бы освобожденные, как оно все было на самом деле...
Впрочем, тот же Третий говорил, что из любого положения можно извлечь выгоду, и начинать следует с малого. «Вот и первое нововведение будет», — решил Хокаге.
Срывая с себя опостылевшую панаму и балахон, Учиха Итачи отправил их в мусорный бак — и подумал, что новую жизнь, пожалуй, еще вполне удастся наладить.

@темы: Клан Учиха, Конкурсная работа, Тема: Историческое событие, Фанфикшн

Комментарии
2012-12-11 в 17:18 

Нохара Рин
Устами сенсея глаголит истина.
Ах, Боже мой! Я уже рыдаю от смеха! Какие тут милые Наруто, Итачи и Саске (особенно вот это: Зато у нее денег много и рисовые колобки вкусные, — успокоил его Саске. — С тмином, сладкие такие! Она меня всегда угощает..., про рака тоже смешно)))
Очень понравилось)

2012-12-12 в 19:01 

NeruBobovai
I love humans. Always seeing patterns in things that aren’t there.
Итачи - в Хокаге!))))
Понравилось, забавно вышло)

   

Долина Завершения

главная