23:44 

Свободная тема: фанфикшн

Клан_Учиха
Отжигай и властвуй.
Название: Памятные вещи
Автор: Клан Учиха
Бета: анонимный доброжелатель, Клан Учиха
Персонажи: Фугаку/Микото, Минато, Кушина, Саске, Наруто, Итачи
Жанр: юмор, повседневность
Рейтинг: PG
Размер: 1597 слов
Дисклаймер: а у нас в кармане глаз, а у вас?
Предупреждения: AU, ООС

Пинетки Саске, которые она сама вязала, любимая детская рубашка Итачи, старые перчатки Фугаку — Микото хранила памятные вещи, отвоевав у мужа место на верхней полке кладовки, рядом с принадлежностями для рыбалки. Фугаку ворчал неодобрительно, но когда она доставала их из небольшой коробки, взгляд его смягчался.
— Где же полосатый шарф Итачи? Уверена, он тоже был здесь. И мой счастливый фартук, — Микото привстала на цыпочках на низенькой лёгкой стремянке, протягивая руку в глубь ниши.
Вокруг её бёдер обвились крепкие руки:
— Фартук? Тот самый, что дали у выхода из кинозала, где крутили этот ужас… как там его…
— «Помидоры-убийцы», — пробормотала Микото, пытаясь подцепить… что же туда завалилось? — Фильм был так себе, — добавила она, пренебрежительно махнув рукой. Фугаку серьёзно покивал, кровавая баня на экране вызвала тогда удручающее впечатление. И ведь на фильм его потащила Микото! Он покачал головой.
— Кровь ненатурально выглядела, — добавила его жена рассеяно, — и смерти глупые. В миксер их все, на томатный сок. Зато фартук мне понравился.
— С кровавыми разводами, — мрачно прокомментировал её реплику муж.
— Да, очень миленько, — согласно кивнула она, — и самая лучшая выпечка у меня выходит, когда я его надеваю.
— И каждый раз, когда ты его достаёшь, что-нибудь обязательно перегорает, ломается или ещё какая-нибудь хрень происходит!
— Дорогой! — осуждающе воскликнула Микото. — И вообще, негоже начальнику Полиции верить в дурацкие приметы.
Она потрепала мужа по волосам, как иногда трепала младшего сына в детстве за мелкие проказы — Фугаку ответил ей точь-в-точь как Саске, сердитым взглядом. Микото вздохнула, приложив палец к щеке:
— А я хотела опробовать новый рецепт, которым со мной поделилась Кушина. Но он сложный…
При этой новости Фугаку решительно снял её со стремянки и притиснул к себе:
— У меня более интересное предложение, — он поцеловал её в щеку и собственнически положил ладони на живот.
— Но…
Договорить ей не дали, развернув...
— Фуга…
... и поцеловав. Ладонь уверенно скользнула на бедро и медленно спустилась на ягодицу, сжимая.
— Ай! — Микото вздрогнула от щипка, хлопнула мужа по руке осуждающе и укоризненно произнесла:
— Фугаку, дома дети.
— Что дети? — недовольно поинтересовался он, всё ещё удерживая супругу в кольце рук. — Они уже взрослые…
— Вот именно.
— … и, небось, сами уже… — он осёкся. Брови Микото сошлись на переносице.
— А мы им про презервативы рассказывали? А про…
— Они умеют читать, в инструкциях все написано... В Академии есть уроки полового воспитания, — поспешно добавил Фугаку и расстроенно выпустил жену из объятий под её суровым взглядом.
— Они про секс уже больше нашего знают, — буркнул отец семейства, словно поднимал белый флаг. Микото согласно вздохнула и рассеянно пригладила юбку.
— И всё же не пойму, куда делся шарфик Итачи…
— Женщина, ты мне весь настрой сбиваешь.
— Ну не могу я, когда сыновья дома, — проворчала Микото, вновь взбираясь по стремянке.
— Мне их выгнать?
Она обернулась: Фугаку стоял, скрестив руки на груди.
— Решай быстрее, а то я ведь передумаю.
— Слова Минато подсказал? — Микото задорно посмотрела на мужа со стремянки. — Я не Кушина, на меня не подействует.
— И слава Ками, — без обиняков ответил Фугаку. Кушина была единственной, кто много лет подряд обыгрывала его в шоги — даже Шикаку он столько не продувал — и знала анекдоты, которые заставляли уши начальника Полиции краснеть.
Легко рассмеявшись, как старой, но доброй шутке, Микото наконец извлекла из недр кладовки не дающий покоя предмет и озадачено повертела в руках.
— Это…
— Шапка.
Нахлобучив её на голову — большая и глубокая, из тёмного меха, она села почти по нос — Микото всплеснула руками, вспоминая, и чуть не свалилась со стремянки. Фугаку поймал жену, аккуратно поставил на ноги и приподнял шапку, чтобы заглянуть в глаза:
— Ушанка.
— Та самая, что ты привёз после миссии в Стране Снегов! — благоговейным шёпотом произнесла Микото. Они с мужем переглянулись.

«Как думаешь, если я сделаю татуировку, родители будут очень ругаться?»
Саске отправил сообщение по аське и принялся наматывать чёлку на палец. Замигал конвертик — новое сообщение.
«Не одобрят».
Итачи, как всегда, был лаконичен и сдержан в выражениях. Клан Учиха всегда славился консервативностью и строгостью, и «не одобрят» — это было ещё очень мягко сказано. Но не спросить Саске не мог. Откинувшись на спинку кресла, он не глядя протянул руку, вытащил из миски очередной помидор и впился в него зубами. Хмуро пережёвывая овощ и прокручивая в уме ответ брата, он щелкал по вкладкам: сайты с описанием процесса, контактные телефоны контор. На одной из фотографий была изображена красивая татуировка в виде ястреба. Но об этом и мечтать не стоило. Саске вздохнул и удивлённо вскинул голову. В квартире слышался шум. Вопли? Смех? Топот? Он встал и выглянул за дверь. Из соседней комнаты вышел брат и тоже озадаченно смотрел в сторону кладовки.
— Они ругаются?
— Не похоже… — Итачи сделал шаг в сторону источника шума, и в этот момент дверь распахнулась, и по коридору летящей походкой пронеслась их мать, раскрасневшаяся, с сияющими глазами и… в шапке. Меховой и громоздкой, с нелепо торчащими в стороны «ушами».
— Мама, что случилось?
— Мы нашли шапку-ушанку! — пропела она, скрываясь на кухне. Послышался бодрый голос отца, говорившего по телефону.
— Минато! Бросай свои бумажки и приходи с женой к нам, — и, понизив голос, — у тебя ещё осталось то саке?.. Отлично! Что? Мы нашли ушанку. Да, ту самую, которую мне отдали старейшины, когда мы с тобой медведя завалили.
— Медведя? — Саске ошалело уставился на брата. Вид у Итачи был не менее растерянный.
Из кухни выпорхнула Микото, уже неся поднос с пиалами и мисочками.
— Ох и жарко в ней!
— Они будут через пятнадцать минут, — отрапортовал Фугаку с довольным лицом. Такое у него иногда бывало, когда в конце года они закрывали восемьдесят процентов дел в отделе.
За спиной Саске завопила «даттебайо!» аська — новое сообщение от Наруто:
«Мои предки носятся по квартире с воплями «шапка-ушанка!». Что у вас произошло, тебайо?!»

Когда на пороге вырос Намикадзе Минато, обвешанный пакетами со снедью, Саске ещё держался. Но когда Кушина отодвинула мужа и, сверкая очами, заявила:
— Он мне все уши в своё время прожужжал про эту шапку, где?!
А мама сделала шаг вперёд, держа её в руках, словно священную реликвию…
— Конец света обещали только через две недели, — любовно обнимая ополовиненную миску с помидорами, Саске ретировался в комнату брата.
— Ты снова прячешься у меня от тёти Кушины? — спросил Итачи у него с полуулыбкой. Саске моментально ощетинился. Несмотря на то, что ему скоро должно было исполниться четырнадцать и роста с мамой Наруто они были почти одного, та по-прежнему любила трепать Саске за щёки, которые совсем недавно потеряли свою детскую округлость.
— Что будем делать?
— Ничего, — пожал плечами Итачи. — Пусть развлекаются.
В дверь постучали. Саске помотал головой и с отчаянным выражением лица уставился на брата. Тот вздохнул и открыл дверь, преграждая путь.
— Итачи! Вы с Саске-то шапку уже примерили, тебане?
Конечно же, на Узумаки Кушине была надета она. Ушанка.
— Нет.
Кушина тут же смахнула с себя меховую «корону» и надела на Итачи.
— Вылитый отец в молодости!
— Мой отец не носил длинные волосы, — возразил Саске и прикусил язык. Право отращивать волосы и мировоззрение в стиле «love&peaсе» брата прессовалось холодной войной со стороны взрослой части клана. И эту тему трогать никто не любил.
— Носил, — и глазом не моргнув, заложила Фугаку Кушина. — Он года два хиповал, после Академии, но до работы в Полиции Конохи.
Лица братьев вытянулись — младшие Учиха силились переварить услышанное.
— Я тогда совсем ещё девчонкой была, но помню, как те, кто на пяток лет постарше, сохли по Фугаку, — Кушина расхохоталась. — А дед ваш, Мадара, чуть наследства его не лишил за «make love, not war».
Саске выразительно посмотрел на брата. Во взгляде его явственно читалось: «Так вот ты в кого…»
Итачи лишь приподнял брови в ответ, умело делая вид, что не понял.
— Кушина!
— Иду!
Братья синхронно сели на кровать. Саске безо всякого выражения на лице принялся снова жевать помидор, Итачи тоже взял овощ, надкусил, с сомнением посмотрел на красный сочный плод и, рассеянно положив его обратно, вздохнул.
— Саске…
— Ммм…
— Тебя Наруто в аське ждёт.

«Прикинь! Я тут решил пересмотреть «Смерч: в погоне за бурей» и вспомнил, что давал его своим предкам. Ну, сунулся на их полку с дисками, а там, в глубине — порнушка!»
«Ну… твой папа здоровый мужик…»
Саске вспомнил отца, сурового главу семейства, который в соседней комнате, в ушанке, на пару с отцом Наруто выкидывал дикие коленца — наверно, какой-нибудь заморский, как и шапка, танец, и подумал, что возраст не имеет значения.
«Да не! Там половина дисков подписаны маминой рукой! Я её почерк ни с чьим не спутаю!»
Саске протёр глаза и даже нацепил очки.
«Уверен?»
«Да, тебайо! Тут даже подписи… «Ролевые игры: укрощение Хокаге», «Показать Минато», «Фигня, тебане»
Несколько секунд аська молчала, молчал и Саске, что-то напряжённо обдумывая, а потом выпало сообщение:
«Знаешь, я, наверно, в них не полезу».

Дверь гостиной открылась, смех и разговор оборвались, и в полной тишине Микото воскликнула:
— Ох, вот он где был!
Итачи оглядел немного растерянные и выжидающие лица взрослых, поправил на себе несколько раз обмотанный вокруг шеи шарф — в тонкую разноцветную полоску и с длинными кисточками на концах, и сказал:
— Я за мороженым, вам купить?
Ему закивали.
— А мой фартук не видел? — спохватившись, спросила Микото. Итачи помедлил и ответил:
— Я его с собой брал, на конкурс.
— К-какой конкурс?
— На замещение должности повара в новом кафе Учиха.

«А ещё мне тут Шикамару слил инфу. Его отец с Акимичи снова пил после дежурства, и, когда наш умник тащил их домой, те вспоминали, за что у моего папы водительские права отняли, пожизненно».
«Ну».
«Он с кем-то поспорил, что на своей «желтой молнии» сможет перелететь, если разгонится, с одной части моста на другую. Ну, помнишь, тот, что при войне последней раздолбали?».
«Ну».
«Покачану. Перелетел, но не справился с управлением и сверзился вниз. Посадил тачку прямо на полицейский «стакан», бгг. Представляешь! И ничего не сломал себе при этом! Нара тогда с Акимичи дежурил как раз…»
За стеной раздался голос отца:
— Что значит — на повара?!
«Так, Наруто», — вдохновенно застучал по клавиатуре Саске, закатав рукава водолазки, — «завтра мы идём в салон. Я — делать татуировку, ты — перекрашиваться. И что ты там говорил про «расписать морды на Горе Почёта»?»

Должен же он будет что-то рассказывать и показывать своим детям. А шапка-ушанка уже занята.

@темы: Фанфикшн, Свободная тема, Конкурсная работа, Клан Учиха

Комментарии
2012-12-17 в 13:39 

Нохара Рин
Устами сенсея глаголит истина.
Ахаха, Боже, какая прелесть! Как здорово было, если бы Наруто с Саске действительно дружили семьями! Интересная, должно быть, история про ушаночку... очень интересная....
Спасибо Вам за это чудо)))

2012-12-23 в 10:30 

Chernozem, большое спасибо за отзыв, очень приятно, что история вас порадовала :)
Как здорово было, если бы Наруто с Саске действительно дружили семьями! :friend: это , верно, было бы очень весело а иногда и трешово, учитывая характеры персонажей :laugh:
Интересная, должно быть, история про ушаночку... автор тоже так думает х)

URL
     

Долина Завершения

главная